En
En

Дата постройки: 1711-1727 гг.

Архитекторы: Д.М. Фонтана (1670-1712?) И.Ф. Браунштейн (даты жизни неизвестны), И.Г. Шедель (1680-1752).

Большой Меншиковский дворец – старейшее сооружение Ораниенбаума. Во дворце и его окружении отчетливо ощущается дух времени – эпохи преобразований и борьбы за выход к Балтийскому морю. Расположен он почти у самых вод залива, связан с морем, устремлен к нему, словно олицетворение главной цели всех деяний петровского времени – утверждения России на берегах освобожденного моря.

А. Д. Меншиков деятельно принимал участие в создании дворца, в 1711 году заложенного по его указанию на границе возвышенности, образованной естественным путем. Для строительства своей резиденции Светлейший князь пригласил иностранных архитекторов: Ф. Фонтана, И. Ф. Браунштейна, И. Г. Шеделя.

Композиционным центром дворца является двухэтажный корпус, увенчанный княжеской короной, к которому примыкают одноэтажные скругленные галереи с двумя павильонами. У его подножия мастерами Вицлавом и Грацом был разбит регулярный сад, декорированный скульптурами и фонтанами. Гости прибывали во дворец на кораблях по морскому каналу, прорытому в 1719 году.

Величественный облик дворца, его грандиозный размах и богатые интерьеры вызывали восхищение и удивление. В усадьбе гостей ожидало множество "диковинок". Например, в центре восточной галереи когда-то располагалась "турецкая баня" со стеклянной крышей, которую посещал и сам император Петр I. Залы и жилые комнаты были декорированы росписью по штукатурке и на холсте, шпалерами, мрамором, даже свинцовые переплеты окон были позолочены, а стены многих комнат были облицованы голландскими и немецкими кафлями. Во дворце имелось два особых покоя, предназначенных для императора: спальня и передняя. Их декор был сравнительно прост, лишь камин и стены были облицованы голландскими плитками.

Небывалая роскошь загородной резиденции Светлейшего князя по своему размаху в то время превосходила даже Петергоф. Но после опалы Меншикова все его имения были конфискованы в казну. В 1743 году императрица Елизавета Петровна пожаловала Ораниенбаум наследнику российского престола великому князю Петру Федоровичу, впоследствии императору Петру III.

Именно при Петре Федоровиче восточный павильон Большого Меншиковского дворца получил свое нынешнее имя – "Японский". По указанию Великого князя внутри поместили коллекцию дорогостоящего фарфора. По преданию, именно в Японском павильоне 29 июня 1762 года царствовавший всего 186 дней император подписал отречение от престола в пользу жены, ставшей императрицей Екатериной II и новой владелицей Ораниенбаума.

На ранних этапах своего существования Ораниенбауму суждено было стать свидетелем главных трагедий эпохи дворцовых переворотов. Но XIX столетие было временем относительного покоя, когда настоящим ангелом-хранителем резиденции стала великая княгиня Елена Павловна. Новая хозяйка искала и находила иные формы самовыражения, сделав Ораниенбаум совершенно другим, оригинальным, не потеряв при этом его былую прелесть. В середине XIХ века дворцовые интерьеры были изменены по проектам известных архитекторов А. И. Штакеншнейдера, Г. Боссе, Л. Бонштедта, Г. Прейса в модном тогда стиле эклектики, при котором допускалось смешение разнородных стилевых элементов. От Елены Павловны Ораниенбаум перешел во владение её дочери, Екатерины Михайловны, а затем и внукам – немецким герцогам Мекленбург-Стрелицким.

В 1918 году дворец передали в ведение Местного совета, и он поступил под охрану Комиссариата имущества Республики. В Большом дворце в разное время размещались госпиталь, Сельскохозяйственное училище, Лесной техникум с общежитием. В 1934 году здание дворца было отдано ВМФ – пространство Церковного павильона разделили межэтажными перекрытиями, а уникальный иконостас начала XVIII века демонтировали. Только в 1995 году началась передача Большого дворца музею-заповеднику. Его двери как музея открылись для посетителей в сентябре 2011 года.

В трехвековой истории Большого Меншиковского дворца времена расцвета неоднократно сменялись периодами забвения и упадка. Тем не менее, дворец избежал катастрофических разрушений, кардинальных перестроек и сохранился до наших дней, как один из немногих подлинных памятников русской архитектуры первой половины XVIII века.