En
En

Вечность. Выставка одного экспоната

К 220-летию А.С. Пушкина
С 21.06.2019 по 13.10.2019
Александрия

21 июня в парке Александрия на аллее у Готической капеллы открылась выставка одного экспоната - "Вечность", посвященная 220-летию А.С. Пушкина. Впервые в историческом пространстве Петергофа представлено произведение современного скульптора Григория Орехова. Временная выставка продлится до конца сентября.

Григорий Орехов родился в 1976 году в семье народного художника России, академика, известного московского скульптора Юрия Григорьевича Орехова (1927-2001). С детства наблюдал за работой отца в мастерской, где на стенах висели посмертные маски великих людей, использующиеся скульпторами как наглядное пособие. Это стало посылом к развитию данной темы в собственном творчестве: скульптуре "Вечность" интерпретирована посмертная маска А.С. Пушкина, выполненная по настоянию В.А. Жуковского, жизнь которого связана с петергофской Александрией.

По словам Григория Орехова, "маска Пушкина всегда производила на меня особое, другое впечатление. В словах Жуковского «Но что выражалось на его лице, я сказать словами не умею. Оно было для меня так ново и в то же время так знакомо! … никогда на лице его не видал я выражения такой глубокой, величественной, торжественной мысли» описано то, что всегда ощущал я. Мне бы хотелось, чтобы люди увидели ее и почувствовали этого великого человека".

Петергофская Александрия – ассоциативное пушкинское пространство. Блистательный Петергоф не радовал поэта своим пышным великолепием и одновременно удручал суровой необходимостью появляться на придворных праздниках в мундире камер-юнкера. Иначе воспринималась Александрия, личные владения императора Николая I, ставшие местом постоянного присутствия любимого друга Василия Андреевича Жуковского, воспитателя царских детей. Именно Жуковский, стоя у одра Пушкина, потрясенный величественно-умиротворенным выражением знакомого лица, пригласил скульптора и распорядился снять с него слепок. Это был последний долг...

Посмертные маски — удивительный жанр, они не просто останавливают мгновение, создавая на память изображения усопших, в них застывают и живут последние чувства, а порой даже обстоятельства смерти людей, зачастую трагические. Маски, издавна признанные произведениями искусства, копируют, коллекционируют, выставляют в музеях.


Скульптор Григорий Орехов взял на себя смелость явить миру образ великого поэта в виде отлитой в бронзе гигантской посмертной маски. Созданный им пушкинский лик, установленный в Александрии, вступил в сакральное взаимодействие с пространством. От его присутствия в историческом парке выиграли и гений, и место. Образ и окружающий пейзаж дополнили друг друга новыми смыслами.

И если раньше историки спорили о связи названия Александрии, семейной резиденции императора Николая I, с именами петровского соратника Александра Меншикова, императора Александра I или императрицы Александры Федоровны, то теперь – пусть на короткое время – оно созвучно имени Александра Пушкина – это просто и понятно.


Рецензия А.Д. Боровского, российского искусствоведа, заведующего Отделом новейших течений Государственного Русского музея

Скульптура "Вечность" выделяется на фоне уже реализованных в реальной среде объектов Григория Орехова. Этот объект (3,8х2 м., бронза, белый пигмент, латунь) установлен в июне 2019 г. в романтическом пейзажном парке пушкинского времени, входящем в дворцово-парковый ансамбль Петергофа. Парк назван императором Николаем Павловичем в честь своей жены императрицы Александры Федоровны – Александрией. Императрица пользовалась вниманием и уважением поэта. Так возникают историко-культурные сюжеты локуса: место пребывания скульптурного образа поэта осмысленно и означено.

В основе образа – посмертная маска Пушкина. Эта маска, сколько помнит Г. Орехов, всегда висела в мастерской отца, десятилетиями работавшего над собственной пушкинианой. Несомненно, в семье, буквально жившей пушкинской темой, было известно и то необыкновенное внимание к скульптуре, которое проявлял сам Пушкин. Роман Якобсон в знаменитой статье "Статуя в поэтической мифологии Пушкина" подсчитал: поэт в своих произведениях обращается к скульптуре двадцать пять раз! Причем – в трех произведениях "названия <…> указывают не на живое действующее лицо, но на статую, скульптурное изображение, и в каждом случае эпитет обозначает материал, из которого сделана статуя: трагедия «Каменный гость», поэма «Медный всадник» и «Сказка о золотом петушке»". И это – не считая писем и рисунков! Кроме того, со скульптурой у Пушкина связаны интереснейшие биографические моменты ("Медная бабушка" – статуя Екатерины II – как приданое в сюжете женитьбы поэта на Н.Н. Гончаровой). Всё это, несомненно, повлияло на обращение Г. Орехова к пушкинской теме. Но – не только это. Художника профессионально занимают идеи новой ландшафтности. Думаю, Орехов учитывал и новый тренд современной скульптуры: именно в 2000-е появился мотив монументализированных голов, прямо, без больших постаментов, внедряемых в реальное пространство (скульптор Жауме Пленза).

Таким образом, в работе Орехова мемориальная тема сочетается с инновационной, которую я определил бы как новая контактность. С природой. И – со зрителем.

Орехов очень деликатно обращается с иконографическим материалом. Маска не "авторизована" в плане вмешательства в исходную форму. Скульптор, скорее, в большей степени "тронул" тыльную сторону, сделав своего рода скульптурный пространственный рельефный негатив. Разумеется, некоторая нюансировка видится и в лепке лица: Орехов выявляет объемы, несколько разглаживает фактуру. Вкупе с молочно-белой тонировкой это задает некую опосредованность, отрыв от драматической документальности маски. Пушкин предстает как природная данность: здесь неуместны напряженность, экспрессия, более органичны спокойные, умиротворенные состояния. Скульптура – часть природы, ландшафта. К вечеру её абрис скрадывается туманом, лучи заката и восхода дают камерные, чуть ощутимые свечения поверхности, на восприятие влияют влажность и другие атмосферные моменты. Масштаб – лицо, увеличенное в десятки раз, – создает новые ситуации смотрения: рельеф меняется в результате позиционирования зрителя (приближение-отход, круговое движение), возникает ощущение живой мимики, мимолетных переходов настроений.

Пушкин укоренен в ландшафте, растворен в природе; ландшафт говорит Пушкиным, дышит его стихами.

Думаю, скульптура Орехова сегодня – один из наиболее успешных примеров нового средового подхода: высокотехнологичность и пейзажность рождают какой-то новый синтез.

Календарь событий
Ораниенбаум