En
En
27.06.2019
Новые формы в историческом пространстве: дискуссия

27 июня в парке Александрия состоялась дискуссия о новых формах в историческом пространстве "Я памятник себе воздвиг…" с участием экспертов в области современного искусства, педагогики, музейного дела и архитектуры: А.Д. Боровского, Е.Я. Кальницкой, Г.М. Седовой, Н.И. Явейн. Поводом к обсуждению темы послужило открытие в Александрии выставки одного экспоната "Вечность": впервые в классическом парке представлено произведение современного скульптора Григория Орехова.

Генеральный директор ГМЗ "Петергоф" Елена Яковлевна Кальницкая, открывая дискуссию, рассказала об исторических событиях, связавших фигуру поэта с петергофским парком:

"Пушкин неоднократно посещал парадный Петергоф, в компании своих приятелей литераторов В.А. Жуковского, А.И. Тургенева, историографа Н.М. Карамзина. Бывал на балах и знаменитых петергофских праздниках, проходивших под покровительством членов императорской семьи. Именно в Петергофе Жуковский отговаривал Пушкина от желания оставить тяготившую поэта службу камер-юнкером. В юбилейный, 220-й год со дня рождения А.С. Пушкина, в парке "Александрия", тесно связанном с именем поэта и его высочайшего покровителя, императора Николая I, установлена скульптура современного московского автора".

Заведующий Мемориальным музеем-квартирой А.С. Пушкина, доктор филологических наук, Галина Михайловна Седова подчеркнула, что "Пушкинисты очень требовательно относятся к памяти о Пушкине и, естественно, в нашем узком сообществе сразу пошла реакция: кто-то испугался, что Пушкин в таком виде может явиться людям, а кто-то очень обрадовался".

"Мое первое ощущение – невероятный восторг, – поделилась Галина Михайловна, – Почему восторг? Потому что я очень люблю маску Пушкина за то, что она фотографична. Когда мы сравниваем портреты Кипренского и Тропинина мы не можем определить, где настоящий Пушкин – настолько они разные. И только маска сохранила классические прекрасные черты. Меня поразило, что в современную эпоху, эпоху постмодерна, современный художник так тактично, с такой любовью делает этот арт-объект, это произведение искусства. Глядя на него, я бы сказала словами Ахматовой: «Он победил и время, и пространство». И в данном случае, в этом пространстве мы видим, что на фоне «равнодушной природы» из строк Пушкина «И равнодушная природа, Красою вечною сиять» – сиять может только он, единственный из всего сонма русской литературы".

Галина Михайловна подчеркнула, что современники Пушкина называли маску "памятной", а уже музейщики, искусствоведы 20 века дали ей это "каталогизированное" название – посмертная.

Александр Давидович Боровский, заведующий Отделом новейших течений Государственного Русского музея, с самого начала принимал участие в проекте и поддерживал установку скульптуры в Александрии. По словам знаменитого искусствоведа, "Григорий Орехов – художник технологичный, он работает со сталью, со стеклом. Но он же – художник средовой, в творчестве которого главную роль играет не только пластика, но и материал, вовлеченный в среду. Среда, ландшафт играет роль такого же соавтора, как художник".

"Несмотря на технологичность, острую современность художественного мышления, в этой работе есть и деликатность. Художник очень деликатно обращается с иконографическим материалом, не вмешивается в исходную форму. Он лишь «тронул» внутреннюю сторону, создав своего рода рельефный негатив".

Александр Давидович обратил внимание на тот эффект, который придал скульптуре эффект масштабирования маски: "С увеличением масштаба появляется новая ситуация смотрения: возникает ощущение живой мимики, переходов настроения. За счет кругового обзора объект еще больше работает в среде, создает новые возможности осмотра. Эта вещь работает на восприятие в разных эмоциональных состояниях. Молочно-белый тон пигмента, которым покрыта скульптура разглаживает черты маски, лишает ее того мазкового драматизма, который возникает, когда создается посмертная маска. Этот драматизм уходит, и возникает какой-то спокойный, одухотворенный лик".

По словам Александра Давидовича, "сама тема большой головы, даже не головы, а лица укорена сейчас в современном искусстве. Такие скульптуры установлены сейчас на пляже в Фигерасе, в Париже. Но семейная линия здесь так же важна, как бэкграунд современного искусства. Юрий Орехов создал свою пушкиниану – его памятники установлены в Париже, Минске, Вене. Естественно, public art всегда вызывает споры. Но эта вещь эмоционально на месте. Эта маска настолько вросла в среду, что даже странно, что находятся те, кто ее критикует".

Известный петербургский архитектор, руководитель Архитектурного бюро "Студия 44" Никита Игоревич Явейн также поддержал установку скульптуры: "На мой взгляд, это лучший вариант современного включения в историческую среду. Для меня посмертная маска Пушкина, может быть, одна из самых эмоциональных вещей в нашей культуре. Неожиданно, как изменился с масштабом ее характер. Она была очень трагичной, спокойной, но масштаб придал ей такую монументальность и совершенную классичность".

Автор произведения Григорий Орехов рассказал участникам дискуссии и представителям СМИ, что "маска Пушкина – это очень личное, это то, с чего я начинал лепить. Отец дал мне ее в 7-8 лет, чтобы я учился создавать портреты, произведения. Мне посчастливилось работать с отцом на протяжении десяти лет, он очень часто возвращался к образу Пушкина и очень любил его. После кончины отца прошло много времени, но маска Пушкина по-прежнему производила на меня сильное впечатление. В этой скульптуре мне хотелось передать этот образ Пушкина, этот лик, лик великого человека". 

Выставка продлится до 13 октября 2019 года. Скульптура "Вечность" установлена на аллее у Готической капеллы в парке Александрия.