En
En
17.01.2017
Поздравляем с юбилеем Виля Якубовича Юмангулова!​

Сегодня, 17 января, ГМЗ "Петергоф" чествует юбиляра Виля Якубовича Юмангулова - искусствоведа, хранителя музейных предметов фондов "Скульптура" и "Скульптура Ораниенбаума" музея-заповедника, автора многочисленных статей, докладов и каталогов по истории скульптурного убранства Петергофа.

Мы публикуем интервью с Вилем Якубовичем Юмангуловым, который с 1970 года работает в ГМЗ "Петергоф".

"Труд исследователя – это бесконечный поиск"

Виль Якубович, с чего началась Ваша судьба как исследователя скульптуры?

ВЮ: Исследованием петергофской скульптуры на профессиональном уровне я занимаюсь с 1970 года, после вступления на должность хранителя скульптуры. Изучение было связано, в первую очередь, с насущными задачами должностных обязанностей: регулярно обследовать состояние всех скульптур фонда, актировать случаи повреждений, составлять краткие исторические справки, сопровождающие плановые задания на реставрацию скульптур, участвовать в реставрационных комиссиях и многих других мероприятиях, обязательных для хранителя. Например, нужно было тщательно выверять тексты паркового этикетажа. А в то время каждая статуя Большого каскада имела отдельную этикетку. Всегда находился посетитель-правдоискатель, который был недоволен стилистикой или считал, что указана неточная дата.

Кто были Ваши учителя?

ВЮ: Педагоги Академии художеств дали нам основы знаний и методику исследований, привили прочную любовь к "изящным искусствам". В практической деятельности, конечно, нужно было продолжать учиться, накапливать знания и опыт. В Петергофе большую помощь мне оказывал Илья Михайлович Гуревич, наш мудрый, тактичный и весьма эрудированный шеф, а также Вадим Валентинович Знаменов, импульсивный и резкий, но внушавший новичкам уверенность, что все проблемы решаемы. Много мне дало общение со специалистами Государственного Эрмитажа: Сергеем Олеговичем Андросовым, знатоком итальянской скульптуры, и Евгением Васильевичем Мавлеевым, специалистом по античной пластике.

Как Вы попали в Петергоф, и какая была первая скульптура, которую Вы начали изучать?

ВЮ: После окончания Академии я работал внештатным сотрудником городского экскурсионного бюро. От сокурсницы, которая возила экскурсионные группы в Петергоф и была знакома с В.В. Знаменовым, я узнал, что в Петергофе требуется хранитель фонда "Скульптура". Я прошёл собеседование с И.М. Гуревичем и В.В. Знаменовым и был принят на вакантную должность. Как я уже говорил раньше, в поле зрения хранителя должны быть все скульптуры фонда. Изучение в более полном смысле этого слова можно отнести к сорока трём скульптурам, украшающим Готическую капеллу. В послевоенное время она находилась в плохом состоянии, и в 1971 году началась её реставрация с воссозданием утраченных скульптур.

Легко предположить, что мрамор для Вас, за столько лет изучения, стал живым, приобрел характер. Какая скульптура стала для Вас особенной?

ВЮ: Сразу надо подчеркнуть, что скульптуры Петергофа выполнены из разных материалов. Помимо мраморных статуй и бюстов, имеется значительное количество металлических (бронза, медь, чугун, свинец). Если говорить об "особенной" скульптуре, могу выделить мраморную статую "Андромеда" работы Пьетро Баратты на каскаде "Золотая гора", поражающую мастерством исполнения.

В 2016 году мы отмечали юбилей послевоенного пуска фонтанов. Вода, все время соприкасающаяся с мрамором, безусловно, должна вредить материалу. Кто, на Ваш взгляд, главный враг скульптуры?

ВЮ: Главный враг скульптуры в наше время – это загазованность воздуха. Вода, вернее, известковые соли, содержащиеся в ней, также негативно воздействуют и на мраморную, и на металлическую скульптуру, но борьба с соляными отложениями – вопрос технический. Нужно только вовремя удалять их.

В мире скульптуры много шедевров: это и "Пьета" Микеланджело, и "Мыслитель" Родена, и уже ставшие классикой скульптуры Джакометти. Чьи скульптуры являются для Вас примером совершенного владения этим искусством?

ВЮ: В основном, указанные Вами скульптурные шедевры знакомы мне лишь по видео-, фото- и изобразительным материалам. Из скульптур, с которыми мне довелось близко познакомиться и непосредственно оценить высочайший уровень их исполнения, могу выделить произведения берлинского классициста Христиана Даниэля Рауха и его учеников.

В чем залог Вашего интереса к музею после стольких лет, проведённых здесь? И какой совет Вы бы дали начинающему музейщику?

ВЮ: Проработав довольно долго в Петергофе, уже не представляю себя в другом окружении. Дело в том, что начинаешь изучать проблему, в процессе научных поисков возникают всё новые и новые вопросы, и тебя это захватывает. Труд исследователя – это бесконечный поиск.

Начинающему музейщику лучшие советы, на мой взгляд, может дать его начальство. Я же могу лишь посоветовать ему быть более настойчивым в требовании научного дня. Без изучения архивов нет полноценной научной деятельности.